Поиск по этому блогу

понедельник, 20 мая 2019 г.

Мир как беспредметность или Вечный покой

Добрый день!

Сегодня я, Анет, хочу Вам предложить немного углубиться в философию и теорию супрематиста Казимира Малевича.
Я верю, что в скрапе возможно не только сохранять воспоминания, но и постигать глубины своего сознания... Вдохновиться искусством и теорией искусства никогда не поздно, ведь на их мыслях строилась вся культура, которую мы сегодня вокруг нас наблюдаем...
Возьмите чашку с чаем или кофе, сядьте удобнее и давайте почитаем немного, как Малевич достиг супрематизма...

"Мир неделим, ибо в нем – равное естество, неделимость как ничто. Предметность, делимость – как ложь, пытающаяся соединить в неделимое целое не существующее в естестве начало. Мир неделим, ибо в нем всё равно и не разделяемо ничто."

Чёрный круг. 1915.

"Общежитие под творчеством разумеет свободу – что хочу, то творю. Но и этого уже достаточно, чтобы не быть свободным, нет в творчестве освобождения от «что» творю."

Казимир Малевич.1924.

Малевич К. Супрематизм. Мир как беспредметность, или Вечный покой.
Часть I. Супрематизм как чистое познание (фрагменты)

44. Жизнь же человека целиком в причинах и обстоятельствах, отношениях, от чего возникают различия как предметы. Действия духа подчинены идее практического достижения. Как бы ни была высока напряженность духовной силы, все же она сводится к простой практической пользе. Таков всякий святой и герой, уничтожающий себя и проповедующий благо. Нет ни одной иконы, где бы изображен был бы нуль. Сущность Бога – нуль благ, и в этом в то же время и благо. Нуль как кольцо преображения всего предметного в непредметное. Если бы герой и святые видели, что в благе будущего ноль благ, были бы смущены такой действительностью, и у героя и у святого молитва застыла <бы> на устах.
[46]. Природа ничего не постигает, в Природе не существует ничего того, что нужно было бы ей познать. Нет ни цели, ни смысла, ни практичности. Возможно заключить, что нет в ней и жизни, поскольку жизнь человеком понимается в своих практических проявлениях – жизнь только потому жизнь, что существует мысль. Я мыслю – значит, существую. Но могу не мыслить и существовать, жить. Нельзя сказать, что Природа не живет, не существует, несмотря на то, что существование ее той или иной действительности – есть моя мысль. В ней действуют проявления без цели, ума, рассуждения, знания и идеи. Отсюда может существовать и то, что не мыслит. Человек, забравшись в глубь природы, где нет никаких предметов, говорит – там нет жизни.Что же тогда там существует?Беспредметность, беспредметная природа. Появление человека в таком обстоятельстве вносит новую реакцию, которая выражается творением предметов, (...). Создается то, что называем жизнь.

*****

...И так, вот моя первая работа, которую хочу вам показать. В ней я и природа в квадрате на чёрном фоне, пейзаж деконструируется, рассыпается в отдельных природных формах.. в предметных формах, через которых я стремлюсь познать беспредметность. В этой страничке в качестве фона чёрный кардсток и бирюзовая акриловая краска, в качестве декора - вырезки из бумаги Артелье, вырубка ножами Мимикат и бисер.

*****
Возможно ли в природе найти закон красоты? Мы восторгаемся красотой холмов, берегами рек, далями, закатами, весной цветущей и осенью золотисто-медной. Но если проверить, на чем же и по какому закону конструировались все явления природы, то узнаем, что природа свои явления вовсе не строила по законам красоты. Разве солнце закатывается в силу соображений красоты, разве окрашивает лучами тучи в силу своего художественного соображения?Образование холмов, долин, обрывов, от которых в восторге человек, произошло скорее через перемещение весового различия, чем на законе красоты. Таким образом, красоты, в которую хочет художник нарядить свое произведение, не существует (...).Также не существует ни той мудрости и причин, которые предметники хотят во что бы то ни стало вычислить. Если существует истина, то она существует в беспредметном, т. е. ни в чем.

*****

И так, тут уже я начинаю постигать супрематизм используя чёрный кардсток, обрезков бумаги Артелье и разных серебристых кардстоков. В центре фон моего фото - обрезок бумаги Артузор. Если не получается хоть немного больше понять что в искусстве хотел показать Малевич своим супрематизмом, то можно такой стиль выражения использовать как тренировку композиции. Кажется, что это ведь только композиция из несколько простых геометрических фигур, но могу сказать по себе - создать из них что то, что приятно для взгляда совсем не просто. Постепенно начинаешь понимать как построен ритм, как разные комбинации выражают разные душевные состояния и эмоции... Мой супрематизм - нервный, попытка найти баланс, ответ и покой в сложной ситуации...

*****
Картина построена, речь построена, дом выстроен. Как собираемся различать, что построено, а что не построено? Построен ли тот «бесконечно мудрый источник природы», которому мудрость нашей науки обязана тем, что мы «не глупы», а что-то «понимаем». Существует ли этот строй во всем существе представляемого или не представляемого мира? Мы увидим, что проверить, стройно ли что-либо мли не стройно, невозможно. Это доказывает то, что человек изобрел себе неглупую вещь, «условность» и «относительность». Последнее и докажет, что нет ничего <ни> построенного, ни стройного. Также не существует и хаоса, нет ничего того, что бы строилось или было хаотично.
Отсюда видим и знаем, что вся наша жизнь строится на геометризме пустых условностей и на их относительностях. Это даже не бутафория, в них даже нет и ее. И весь практически предметный реализм развивает свой разум, науку, изобретает весы разных мер, чтобы измерить условное, но не действительное. В действительности нет того объекта, который возможно было бы домыслить или осмыслить.
Но, несмотря на это безвыходное положение, существует природа, существуют вещи, существует порядок сцепления элементов. Существует это всё вне нашего знания, ощущения и осязания. Мы никогда не узнаем того, «что» существует.
Наука как знание есть действие вечного спора за подлинность, и всякий научный опыт – простой спор. Идет речь о доказательствах и обоснованиях, но ни одно обоснование не может поручиться, что оно подлинно, реально, неизменно. Если наука не сможет поручиться за вечность своего обоснования и доказательства, то тем самым доказывает одно, что природа – беспредметность, вне знаний стоящая, и у нее – один противоположный лозунг: «Не знать, но действовать».
Наука же не должна ожидать катастрофы. Она узнала, что неизвестное для нее вещество или, вернее, беспредметность никогда не исчезает, в каких бы обстоятельствах не находилось. Таким образом, все, что для нас составляет различия, – простые видимости или обстоятельства неизменного беспредметного, и потому сам человек как простое обстоятельство в своем веществе остается вне катастрофы и смерти.
Для нас существует исчезновение видимости, но не вещества. Таким образом, само вещество беспредметно, оно неизменное изменяемом, в беспредметном равенстве.


Казимир Малевич. Чёрный супрематический квадрат. 1915. Холст, Масло. 79,5 × 79,5 см.  Государственная Третьяковская галерея, Москва.

Человек же построил и сделал все предметностью, стал познавать то, чего нельзя познать. Создал себе вес – испугавшись его, хочет распылить, и потому все должно быть практично и полезно, всякая практичность и будет культурным действием, распыляющим вес через распыление.
Животные между собой представляют предметы взаимной пищи и борются за свое существование между собой убийством. Люди в культуре своей представляют ту же «борьбу за существование во всех смыслах». Борьба за существование побуждает животное убить другого, то же делают и люди (действие без лозунга и действие под лозунгом «борьба за существование»). Таковой лозунг просто неприличный лозунг <для человека> как высшего над животным существа, которое хочет победить новым порядком отношений своей культуры, но победить его не может. Трудно, очевидно, человеку выйти из области животного плана, хотя ставит себя всегда выше над животным, позабывая, что вся его культура только другой экономический порядок всех тех же животных лозунгов или действий. А на культуру имеет надежду, что она спасет его от животного начала, но то, в чем видит свое спасение, не уступает животному, даже превышает его в дикости. Человек со всей культурой остается животным в том начале, где существует «борьба за существование». 

*****

И вот и моя, животная и невыносимая лёгкость бытия... Нож из Мимикат создал атмосферу леса, а я выразила свою тревогу, свои мысли про прошлое и настоящее... Ведь можно вдохновится не только стилем художника (в этом случае Малевича), но и его фразами, мыслями, и высказываниями... Меня поразило, как прямо в точку Малевич писал про животное в человеке, про дикость внутри нас... 

*****
Не будет ли во всех совершенствах признаков, что животное не только не исчезает, но развивает свою сущность? Ему надоело жевать, перерабатывать пищу в необходимый продукт, и оно задумало устраивать мельницы, фабрики, заводы, железные дороги, оно совершенствует себя и порождает профессионализм как отдельные механические части целого организма, во всей своей животной ширине. Вся, таким образом, техническая культура результат того же «Я есть хочу». Это не предрассудок, а подлинность. Факт ясен даже без «научного обоснования».
Человек неизбежно должен быстрее двигаться по кратчайшему времени, но куда? Конечно, к осуществлению и достижению предметных практических точек. 
Таким образом, нога животного все больше и больше бронируется и крепче стоит на груди человеческого существа, и человеческому сознанию трудно подняться и осознать самого себя и увидеть свой человеческий признак. Его сознание находится во власти предметного бытия зверя, оно определяет и направляет действие в ту сторону – вытекающую из причины «я есть хочу». Сознание человека находится в надежде, что наступит предел предметности, что аппетит зверя будет ограничен и что новое человеческое бытие действительно увидит свое царство, царство бесцельных состояний, царство небывалого беспредметного действия.
Вопрос теперь в том, что будет главой всего движения. 
Свободный в безумии, наш шар мчит неизвестно куда, без цели, логики и обоснования. Куда летит и к какой цели доставит нас? Или же он никуда не движется? Планеты и солнца блестят как глаза остолбеневшего безумца. Разум же на его безумном возбужденном мозге, вооружившись средствами «знания», «сознания» и «здравого смысла», хочет обосновать крепкий фундамент «идейной научной жизни и блага».
Не будет ли в его попытке создания разумной подлинности новое доказательство того, что разум тоже признак безумия? 

К. С. Малевич. Белое на белом. 1918. Холст, масло. 79,4 × 79,4 см. Нью-Йоркский музей современного искусства, Нью-Йорк.

Прихожу к беспредметности как «белому Супрематизму», ставившему вместо цели предметных благ – беспредметность. Никто в нем не найдет наград – ни дарящего Бога, ни молитвы, ни предметов, ни хозяев, ни слуг – всего того, чем живет общежитие сегодня. В беспредметном Супрематизме устраняется «как служить», «как молиться», «как строить», «что достигнуть» предметного блага. Их нет в нем, и так же, как возникли блага, так должны и исчезнуть, а исчезнуть они могут, они не суть природное бытие.
Под «белым Супрематизмом» я мыслю новое беспредметное действие человека вне всякой культуры, вне границ практических или других задач и достижений, находящемуся вне закона действия. Белый Супрематизм потому белый, что он происходит из вывода естественного развития движения цветного сознания через центры культуры человека, которые состоят из движения.
В будущем наступит еще больший центр, окрашивающийся в белое. Отсюда и предвижу, что будущее будет состоять исключительно из белого.
Мир беспредметен, а человек его хочет сделать предметным, привести его в реальное оформление. Восхождение человека идет к будущему, ожидая в нем получить благо.
Предметный материальный мир – идеальное будущее, и этого достаточно, чтобы воздвигнуть и проволочный кол, и пушку, и меч, и газ во имя будущего идеального материального. Идет не против мира природа, а против тех обстоятельств, которые построили жизнь, не создав Мира беспредметного, {а Мир предметный) разрушая. Так, ни один вождь не провел народ мимо орудий к благу, потому что его нет, его нужно сделать, хотя всегда указывает место будущего как блага; его указующий палец вечно направлен на меч и горло пушки, там поза ним лежит то, чего хотите, там будущее, в нем и ваша идеальная жизнь, преодолейте пушки!!
Но возникает мысль, Идеал достигнут? И он вынужден будет сказать – нет, это только первая преграда, по-за ней есть еще одна газовая завеса, она в тысячу раз сильнее пушек. И идеальное будущее, носимое в каждом, опять не находит места для своего материализования.
Нельзя ли со знамен вождей скинуть бублик блага, чтобы не раствориться; нельзя ли освободить плоскость знамени, а следовательно, и всю поверхность Земли от предмета как блага, пусть останется поле освобожденным, где бы ноги не заплетались о преграды,где бы руки не могли ничего поднять, где бы ум ничего не мог постигать, где бы глаз ничего не мог различить.
Пусть все так будет, как на поверхности живописного холста, где человек, в нем изображенный, ничего не видит, где руки его ничего не поднимают, где ум его ничего не постигает, где всё, на нем существующее, превращено я плоскость безразличную, беспредметную, бесценную; в этом моем «пусть так будет» только подтверждение того, что в существе лежит каждого учения и каждого познания, – т. е. пусть будет между вами единство или ровность, или нуль. Через предметную ценность никогда нельзя достигнуть единства.
Итак, все предметное сознание находится во сне представления и предположения. Также во сне все человечество бежит через творящееся в его представлениях пространство, время, экономию, разум, рассудок, смысл, логику, знание, ищет Бога и Будущего, ищет совершенства бытия, ищет подлинности. А когда наступит пробуждение, то окажется, что он находится в подлинном беспредметном, а мир как представление, как разум и воля исчезли как туман.
Итак, в отличие от всех деяний человеческой мудрости, пытаюсь установить противопоставление предметному человеческому строю мысли беспредметное начало, свободное от всех предметных преодолений, границ, от попытки что-либо познать, знать, вскрыть, от всего Будущего и Бога как предметных надежд.
Ставлю на площади мировых торжеств белый мир как Супрематическую беспредметность, торжество освобожденного Ничто.

/К. Малевич. Февраль. Витебск

*****
... Итак, наконец я достигла свой белый супрематизм... Для меня беспредметность - это состояние медитации... Это то состояние, когда ничего материального не нужно, всё кроется внутри - в душе, в сердце того же материального существа - человека. Ты только дыши... 

Мой супрематизм = минимализм. В нем только белый кардсток и вырубка ножа Мимикат.
И наконец.... Вечный покой....
     
Присоединяйтесь к нашему заданию "Почувствуй себя Малевичем".

10 комментариев:

  1. Ответы
    1. Спасибо, Даша! P.S. Рада что ты наконец с нами!!! 😊

      Удалить
  2. Очень глубоко! Хорошо, что я по образованию философ)))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, и прям хорошо! 😊 но думаю, что то для себя в глубоких текстах может найти каждый.... ))

      Удалить
  3. Прекрасно...насладилась просмотром и прочтением!

    ОтветитьУдалить
  4. Офигеть... Нет слов... Буду ещё раз читать и смотреть

    ОтветитьУдалить